Михаил Цыганов (m_tsyganov) wrote,
Михаил Цыганов
m_tsyganov

Categories:

60+50: СУКАРНО, ГАГАРИН И ТЕРЕШКОВА

Сегодня в Джакарте ОТКРЫЛАСЬ фотовыставка РИА Новости "Юрий Гагарин: первый человек в космосе", а уже известный вам Алексей Юрьевич ДРУГОВ вcпоминает, как это было почти 50 лет назад:
А.Ю.Другов 

"В июне 1961 года приезжает в Москву отмечать свое 60-летие президент Сукарно [ПОДАРКИ].
Из архива И.И.Кашмадзе 
Визит президента Индонезии Сукарно в СССР. Посещение павильона «Космос» на ВДНХ. Из архива И.И.Кашмадзе

Это, конечно, было знаковое событие, и надо сказать, что с обеих сторон друг на друга возлагали большие надежды. Причем сейчас, задним числом и по опыту своей предыдущей и нынешней работы я должен сказать, что у советского руководства не было иллюзий в том отношении, что Индонезия станет каким-то военным или идеологическим союзником. Нет, тогда уже было достаточно четкое понимание, что пора социалистических и коммунистических революций на Востоке прошла - во всяком случае, на какое-то время она остановилась - и надо иметь дело с теми режимами и правительствами, которые есть. В данном случае в Индонезии никакой альтернативы Сукарно не было, и потом - это было вполне приемлемое партнерство. И в равной степени мы нужны были Индонезии: Сукарно понимал, что Советский Союз ни в каком случае не станет доминирующей силой в Индонезии, не станет гегемоном, и что возможно взаимовыгодное партнерство. Это отдельная тема для разговора, и я сейчас ее обозначил, чтобы показать, насколько советское руководство придавало значение Сукарно: когда он приехал сюда, прошло всего два месяца после того, как Гагарин слетал в космос. И вот самое дорогое, самое символичное, что было в Советском Союзе, самый замечательный человек фотографируется с высшими руководителями Индонезии и Советского Союза. И получает из рук Сукарно тот же орден, что и конституционный глава государства в то время Леонид Ильич Брежнев.
РИА Новости 
Июнь 1961. Сукарно с Гагариным, Хрущевым и Брежневым на приеме в Кремле. РИА Новости

Это было начало, и слова "Спутник" и "Гагарин" становятся паролем взаимопонимания не только в Индонезии, но и по всему миру.
"Спутник!"
По тем временам, когда спрашиваешь уроженца любого континента: "Что ты знаешь о Советском Союзе?", он тебе скажет: "Спутник-Гагарин". Все остальное к этому уже прилагалось.
Л.Иванов, РИА Новости 
Супруга министра, главнокомандующего сухопутными войсками Индонезии, генерал-майора Ахмеда Яни и советские летчики-космонавты (слева направо) Герман Титов, Андриан Николаев, Павел Попович и Юрий Гагарин. Фото Л. Иванова, «РИА Новости».

Дальше вот эта "космическая нить" в наших отношениях продолжалась: в 1962 году Индонезию посещает второй космонавт Советского Союза и мира - Герман Степанович Титов. Причем это было достаточно знаковое событие почему? А космонавтов пока что всего двое - Гагарин и Титов - и все страны им охватить не так-то легко. Тем не менее, Титов едет в 1962 году в Индонезию; в самом начале 1963 года Индонезию посещает третий космонавт Земли и Советского Союза Андриан Николаев; а уже в ноябре 1963 года после полета в космос Валентины Терешковой и Валерия Быковского и после того, как Николаев и Терешкова стали мужем и женой, они вчетвером (с Быковским была его супруга) приезжают в Индонезию.
В.Шустов, РИА Новости 
Прием в Москве в октябре 1964 года. Слева направо: Ю.Гагарин, Анастас Микоян, В.Терешкова и Сукарно. В.Шустов, РИА Новости

Повторяю, это был расцвет наших отношений: только что с активной - в том числе, военной, - помощью Советского Союза, возвращен в лоно Республики Индонезии Западный Ириан, завершается или находится в самом расцвете полное перевооружение индонезийских вооруженных сил, которые, образно говоря, с поршневых самолетов второй мировой войны пересели на реактивные МиГ-21 (а это была колоссальная ломка и в авиации, и в ВМС - другой уровень, другой класс техники - и как индонезийским офицерам удалось быстро и очень талантливо преодолеть эту ломку, это опять отдельный разговор [см. ЗДЕСЬ].
Из архива И.И.Кашмадзе 
Индийский океан, 1962 год. Легкий крейсер «Орджоникидзе», позже переименованный в "Ириан". Из архива И.И.Кашмадзе

И вот это "звездное трио" появляется в Индонезии, а меня назначают к ним переводчиком на время их пребывания в стране (я в то время работал в Индонезии переводчиком в Группе советских военных специалистов).
Чтобы были понятны мои впечатления, скажу: мне - 26 лет (справедливости ради скажем, что Валентине Терешковой столько же). На три года старше Валерий Быковский и еще постарше Николаев.
Первое ощущение - это, конечно, трепет. Понимаете, встреча с космонавтами для обычного землянина в то время - 63-й год, два года как слетал Гагарин - это… Они, конечно, земляне, но все-таки не такие земляне, как мы. Они все-таки немножко из другого измерения. По крайней мере, именно такое ощущение возникает, когда они выходят из самолета.
Потом оказалось, что они очень славные ребята, каждый по-своему, и работать было легко: не было капризов, не было каких-то претензий, хотя Валентина Владимировна уже ожидала в то время Алену свою и путешествие для нее было не таким легким, как хотелось бы. Но держалась героически - тем более, что рядом с ней был абсолютно невозмутимый Николаев…
Я вам могу рассказать, как он вспоминал, за что получил Красную Звезду (за что Героя - ну, "летал и летал", а вот за что Красную Звезду, он рассказывал): "Летел на МиГе-17-м. Движок отказал. Сообщаю на землю. Мне говорят: "Катапультируйся". А я подумал: "Машину жалко". Шасси выпустил - вижу: поле. Сел. Самолет бежит. Вижу - лощина. Ну, думаю: "Все!" Нет, лощина оказалось пологой, выскочил". Вот в таком духе он рассказал, как рисковал жизнью, чтобы спасти свою любимую машину. Вот это - его натура: абсолютная надежность, абсолютное спокойствие.
Встречи в Индонезии были на разных уровнях. Ну, во-первых, это были личные гости президента Сукарно: он их принимал у себя в Богоре в своей загородной резиденции и он был "хозяином" большого митинга во Дворце спорта в Сенаяне (это однотипный, но даже более совершенный, чем "Лужники" стадион, который мы построили к 62-му году).
Стадион Сенаян
Он там выступал, представлял их, говорил о будущем Индонезии и дружбе между нашими народами. Это было очень впечатляющее зрелище и было очень интересно, что пришли совершенно разные люди (причем, по индонезийскому обычаю, приходили даже с детьми: в разгар речи президента заплакал какой-то ребятенок - и все оглянулись на эту несчастную женщину, которая была с ним. На что Сукарно сказал: "Ну, что вы на нее уставились? Я тоже такой был… А ты не мучай его - вынеси его отсюда").
Терешкова у стадиона

Выступал Николаев, выступала, конечно, Валентина Терешкова, выступал Быковский. Их принимали восторженно.
Из архива И.И.Кашмадзе 
Визит Никиты Хрущева в Индонезию, 1960. У модели будущего спортивного стадиона в Джакарте.

Индонезийцы вообще очень впечатлительный народ, и я бы сказал, что все индонезийцы (а это были десятки тысяч), кто выходил на встречи и митинги с ними, на дороги, чтобы их поприветствовать, похлопать по плечу, если они проезжали в открытой машине, испытывали двоякое чувство. Прежде всего, конечно, любопытство - в хорошем смысле: космонавты приехали! Не каждый день бывает… Но, во-вторых, и понимание того, что это знак дружбы со стороны Советского Союза, что лучших своих сыновей и дочь советский народ послал в Индонезию для общения с индонезийцами.
Кроме Джакарты они побывали (и я с ними) в Палембанге на юге Суматры, в Бандунге, где с ними и со мной произошла одна очень забавная история: местный язык там сунданский, и мне говорят: вот сейчас местная певица исполнит для них сунданскую песню. А я сунданского не знаю и спрашиваю: а как это будет по-нашему, по-индонезийски? Мне говорят: "Черные глаза". Ну, "Черные глаза" - так "Черные глаза". А тут они начинают петь "Очи черные". Знаете, "Очи черные" на западе Явы и по-сундански - это нечто, что стоит послушать " [по-русски и индонезийски слушать ЗДЕСЬ]. Мы очень веселились - и космонавты тоже.
Вы знаете, меня поражало в них то, что в них не было абсолютно ничего "звездного". Достаточно сказать, что Николаев мог подойти ко мне в Сурабае и сказать: "Слушай, Алексей, нельзя ли нам в зоопарк пойти: я обожаю всяких зверюшек". Я доложил послу Николаю Александровичу Михайлову, который их сопровождал, он переговорил с индонезийцами, которые устроили поход в зоопарк - причем настолько оперативно, что когда мы туда приехали, там висел еще мокрый плакат "Привет советским космонавтам". Правда, понравилось не все и не всем: когда Быковский увидел знаменитого варана КОМОДО, который там ходил по вольеру, он отнесся к его внешности крайне неодобрительно
Они весело и с удовольствием работали - никакой "звездной болезни", которая сейчас наблюдается иногда у людей со значительно меньшими заслугами - ничего этого и в помине не было. И насколько мне приходилось встречаться с некоторыми из них потом - в разных ситуациях - эта болезнь так и не зародилась.
Главком военно-воздушных сил маршал УМАР ДАНИ собрал индонезийских летчиков и устроил им встречу с космонавтами: мол, запоминайте все!
Думаю, что если не известные изменения во внутренней политике Индонезии с 1965 по 90-е годы, а потом и в Советском Союзе, может быть, индонезийский космонавт и был бы включен в нашу космическую программу. Но не сложилось...

Интервью взял Михаил Курицын
Tags: history, jakarta, Индонезия-Россия, нас-радует
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments