Михаил Цыганов (m_tsyganov) wrote,
Михаил Цыганов
m_tsyganov

Categories:

НЬЯРУ-МЕНТЕНГ-7: Леса для орангутана или Что рассказал профессор Сарагих (Орангутаны-20)

По недавней официальной оценке индонезийского правительства, за последние 35 лет обезлесение и уничтожение их среды обитания стало причиной гибели 50 тысяч орангутанов - примерно такого же числа, сколько их сейчас остается на воле (ПОДРОБНЕЕ). 
"Каждому [освобождаемому] орангутану в идеале требуется не менее 150 гектар леса". Тогу Манурунг председатель Фонда BOS
С главой Совета попечителей управляющего проектом в НЬЯРУ-МЕНТЕНГЕ (НАЧАЛО; ИНДЕКС серии) Фонда BOS профессором Бунгараном Сарагихом (Prof. Dr. Bungaran Saragih, род. Pematangsiantar, пров. Северная Суматра, 17 апреля 1945 г., был министром сельского хозяйства в правительствах Мегавати Сукарнопутри - 2000-01; 2001-04) мы встретились в Джакарте уже после моего возвращения с Калимантана:
Бунгаран Сарагих

"Часто реабилитация орангутанов становится чрезвычайно сложной задачей, особенно когда мы говорим о тех из них, кто долго жил вместе с людьми, - рассказывает он. - Они учатся жить вместе с людьми, они подражают людям, и в результате вернуться к жизни в дикой природе для них очень сложная задача
.
Нам надо знать, откуда именно они происходят - ведь существует, как минимум, четыре вида [включая подвиды; ПОДРОБНЕЕ] орангутанов: один с Северной Суматры, по одному с Западного, Центрального и Восточного Калимантана. В этой связи нам приходится содержать их раздельно и относиться к ним по-разному, когда мы готовим их к освобождению. Мы не можем смешивать орангутанов Суматры с теми, кто происходит с Борнео, а на Борнео нельзя смешивать тех, кто живет на востоке и на западе.
Пятнадцать лет назад мы уже начали освобождать орангутанов, но за последние девять лет мы не смогли вернуть в лес ни одного из них. Главной трудностью здесь является найти подходящий для них лес. Критериями здесь является то, что, прежде всего, он должен быть для них безопасным, далеким от мест, куда вторгаются люди. Необходимо, чтобы там не было хищников, которые могли бы угрожать орангутанам. Наконец, не менее важно и то, что лес должен обеспечивать их достаточными объемами пищи.
Дуриан

И сейчас найти подходящий лес для освобождения орангутанов становится все труднее и труднее - по всем трем причинам, о которых я говорил выше. И потому нам приходится идти по новому пути: мы теперь не просто отпускаем их в леса, а покупаем лесные концессии, которые были бы подальше от людей, чтобы там не было хищников, и чтобы для орангутанов в таком лесу было достаточно еды.
А самым главным в этом является следующее: если мы имеем собственную концессию, то мы можем управлять и лесом и вести наблюдение за тем, как протекает процесс приспособления орангутанов к новому для них месту".

Вы поняли главное? Выпускаемых на волю орангутанов, которые имели контакты с людьми, ЗАПРЕЩЕНО освобождать в тех же лесах (в т.ч., заповедных), где живут значительные количества диких. Это - не какая-то чисто индонезийская придумка, а жесткая международная норма.
Основанный в конце 90-х годов некоммерческий BOSF сейчас содержит свыше 800 орангутанов - 619 (центральнокалимантанский подвид) в Ньяру-Ментенге, и около 230 представителей восточнокалимантанского подвида - в Самбодже (провинция Вост.Калимантан, примерно в часе езды от Баликпапана в Кутай - ИНДЕКС; подробнее см. ниже). Их необходимо не только содержать раздельно, но и выпускать в совершенно разных местах гигантского острова.

Рассказывает бапак Нико Херману, менеджер BOSF по вопросам общественных связей:

"У Фонда BOS две основные сферы работы - в провинциях Центральный Калимантан и Восточный Калимантан. На Восточном Калимантане наша деятельность, которая началась на десять лет раньше, в основном, сосредоточена в Самбоджа Лестари: там ведутся программа возвращения орангутанов в дикую природу, программа восстановления лесов, а также допускается экотуризм.
В провинции центральный Калимантан деятельность BOSF распадается на два основных направления: программу возвращения орангутанов в Ньяру-Ментенге, и восстановление торфяных болот в районе Мавас общей площадью свыше 300 тысяч га.
То есть, собственно в Ньяру-Ментенге мы занимаемся практически исключительно возвращением в природу конфискованных орангутанов. Если, как вы спросили, к нам поступает орангутан из Таиланда или какой-то другой стране, то первой задачей является уточнить, к какому подвиду он относится: с Западного, Центрального или Восточного Калимантана. И если мы имеем дело со вторым, то велика вероятность, что его направят к нам, хотя мы - и не единственный подобный центр, есть и другие. Хотя мы, действительно, самый крупный".
Орангутаны Калимантана

В августе прошлого года министерство лесного хозяйства Индонезии выдало BOSF разрешение на освобождение реабилитированных восточнокалимантанских орангутанов в пределах экосистемы общей площадью в 86.450 га, восстанавливаемой созданной BOSF компанией PT. RHOI (Restorasi Habitat Orangutan Indonesia) на месте бывшей лесоповалачной концессии в районах Восточный Кутай и Кутай-Картанегара провинции Вост. Калимантан.
RHOI

Однако на Центральном Калимантане дела идут медленнее. Хотя министр лесного хозяйства Индонезии Зулкифли Хасан и заявил в ходе посещения этой провинции в 2011 году, что там имеется 162 тысячи га подходящих лесов, управляемых лесодобывающими компаниями Akhates Plywood и Tunggul Pemenang. BOSF ведет с ними переговоры, но…
Деньги. Большие деньги. Хотя Фонд и взял на себя обязательство восстанавливать леса, в которые будут выпускаться орангутаны, его лицензия сроком на 60 лет на Восточном Калимантане обошлась ему самому в 13 миллиардов рупий (примерно 1,4 млн. долларов) - а вот это уже чисто индонезийская заморочка: такие тут сейчас законы.
Между тем, заявил в январе этого года известный индонезийский эксперт Sidik R. Usop, только на Центральном Калимантане обезлесение затронуло около 7,27 миллионов га бывших лесов, и сейчас эта провинция ежегодно теряет 150 тысяч га леса, тогда как потенциал восстановления способен реабилитировать втрое меньшую площадь.
Бывший лес

А в начале февраля этого года министерство лесного хозяйства Индонезии в беспрецедентном заявлении официально признало, что только на Центральном Калимантане нелегально действуют сотни и компаний. Необходимые лицензии имеют лишь 20% плантационных и менее полутора процентов горнодобывающих компаний, отмечалось в документе, опубликованном после расследования, проведенного созданной по прямому указанию президента страны группы, пытавшейся разобраться с деятельностью т.н. "лесной мафии".
Вывоз леса

"На Центральном Калимантане легально функционируют лишь 67 плантационных компаний из 352 и девять из 615 горнодобывающих", - подчеркнуло министерство.

Tags: corruption, fauna, flora, kalimantan
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment