Михаил Цыганов (m_tsyganov) wrote,
Михаил Цыганов
m_tsyganov

ПРО ВЫБОРЫ И ПРО ОТЕЛИ. И СОВСЕМ ЧУТЬ-ЧУТЬ ПРО ПОЛИЦИЮ

m_tsyganov: Добрая tasmania_gal продолжает балладу про Андреаса и его отель (начало ЗДЕСЬ), а также впервые дает их координаты:

"Жил-был мальчик. И жил-был маленький крокодил.
Крокодил

[m_tsyganov: Света, ну это мы уже слышали - ЗДЕСЬ. Переходи к делу…]
…Вернее, так. Попросили меня статью про хлеб написать. Про хлеб не получилось – не заслуживает то, что в Индонезии хлебом называют, описания; получилось про выборы. Не про политические. Про выборы, которые мы делаем или которые нас делают, если мы выбираем не то, что надо.
Чучела змей

Крокодил тогда сделал свой выбор, а наш мальчик сделал свой. И еще куча людей навыбирали себе дорог и дорожек, путей прямых и широких или переулков, чтобы, отстреливаясь, уходить огородами.


Флорес: Маумере-Ларантука

Устроился мальчик на работу к Андреасу в отель. Девятый ребенок в семье местной матери-одиночки. В захолустье много детей, и семей нищих много, но наш мальчик не был обыкновенным. Наш мальчик оказался талантливым. Хотя в школе всего три года отучился, вырасти успел, и про таланты свои слыхом не слыхивал.
Дети Ломбока

Главный талант мальчика оказался рисовательный. Попробовал – получилось. Еще раз попробовал – получилось гораздо лучше. Рисовал ручкой в тетрадке, пока талант его не заметила добрая женщина; она купила ему краски, альбом, учебники и посоветовала создавать маленькие картины с местным колоритом и продавать их туристам за пару долларов. Даже купила одну, для почину. И – случайно получилось – рассказывая ему, что там и как в рисовании устроено, затронула тему выбора. Сказала, что в этом выборе дурацком все дело. Мальчик может выбрать то, что ему внутренний голос подсказывает. А может то, что друзья-приятели нашептывают.
Мальчик про выборы послушал и рисовать пошел. Людей, пейзажи, животных диковинных. Только вместе с рисованием, как позже выяснилось, он еще один талант развивал. Который как раз ему друзья нашептали. Стал мальчик пивом Андреасовым налево торговать. Этим друзьям-приятелям, которые вечером на скутерах с выключенными фарами приезжали.
- Ага, - скажет нетерпеливый читатель, - доигрался мальчик.
Доигрался. Но про игры позже. Сейчас речь пойдет про выбор того, чьим пивом мальчик друзей снабжал почти каждый вечер. Про выбор Андреаса.
Андреас живет в индонезийском захолустье до-о-олго. Все искал страну, которая бы его приютила. Потому что в родной стране был Андреас – тогда еще молодой и длинноволосый - пацифистом, боролся против першингов проклятых, на демонстрации ходил – а страна обозвала его хулиганом и сказала, чтобы он свою борьбу заткнул себе куда подальше. Андреас обиделся на жителей своей страны, двадцать лет по свету мотался, пока в Индонезии не осел. Женился, землю купил и начал туризм развивать. Чтобы скучно не было.
Работать Андреасу в Индонезии согласно условиям визы нельзя, да и не хочется. Да и семья жены негласно условия поставила – нужны помощники по хозяйству, пусть родственники работают. Надо помогать, да и не все ли равно, кому зарплату платить. Родственники приходили якобы на работу, ленились, воровали по мелочи – но Андреас терпел.
- Нельзя уволить, - сказал, - семья обидится. Надо в глазах семьи хорошим быть.
Поэтому Андреас сделал выбор – и позволил воровать в его присутствии, в его доме, в его отеле.
Ломбок. На реке

Последние два помощника – родной племянник с дальним родственником – поняв, что Андреас не то, что добрый, он, как лох последний, молчать будет, что бы они ни делали, торговлю пивом и начали. Звяк – бутылки в пластиковом пакете.
- Куда идете – спрашивает Андреас.
- Да друзья приехали поболтать – отвечают.
Друзья - так друзья. Только вопрос: «Почему они меня за дурака держат?», заданный доброй женщине, без ответа остался.
Племянника с родственником Андреас вынудил уволиться. Но не прямым текстом попросил на выход, а загонял разными поручениями. Те сбежали, но перед бегством мальчика нашего талантливого обработали. Что дядюшка - простофиля, и что если нужен дополнительный доход, то доход этот получить без проблем. Открывай себе холодильник, когда дядюшка отворачивается, и бери, что надо.
Здесь надо еще одно отступление сделать. В захолустье, если хочешь денежные средства иметь, надо либо профессии обучиться – хотя бы и рыбацкой, либо золотодобычей промышлять – результат не гарантирован, либо магазин открыть – без начальных средств невозможно. Еще вариант – два отеля. В одном все должности заняты, в другом – Андреаса – постоянно ротация. Одни родственники уходят, на их место приходят другие. Получается практически единственная возможность получить работу, за которую каждый месяц будут платить деньги. Довольно большие по захолустным меркам.
Так вот. Мальчик наш сделал выбор приторговывать пивом, и остановиться вовремя не смог. А тут еще зарплата. Мальчик купил себе шляпу с полями, новые кроссовки и кулон – дельфинчик с одним изумрудным глазком (зачеркнуто) со стразами. Волосы выкрасил в желтый цвет и сказал, что он теперь ковбой.
Тема ковбойства не только в творчестве отразилась. На ковбойской волне по завершению очередной вечеринки в Андреасовом баре мальчик почувствовал себя как дома - вылакал Андреасов бурбон, сожрал миску фруктового салата и пропал на пять дней. А до этого пропал на сутки вместе с ключами от водонапорной башни. Аккурат в рождество. Из-за отсутствия воды две компании туристов съехали раньше времени.
Через пять дней мальчик вернулся, посмотрел в глаза Андреасу и сказал, что хочет продолжить работать.
- Что ты, - сделал свой выбор Андреас, - какую работу, ты уволен.
- Как уволен, - обиделся мальчик, - у меня деньги закончились, как я дальше жить буду.
- Не мои проблемы, - сказал Андреас, - я тебя, дурака, предупреждал, чтобы ты моих родственников не слушал. Но вы посчитали меня за идиота. Теперь, тебе, идиоту, придется за все расплатиться.
Мальчик ушел, а через два дня у доброй женщины ноутбук из бунгало сперли. Был ли это мальчик или еще кто, история пока не закончилась. Мальчик из деревни пропал, как будто не было его. На его место Андреас нанял девочку. Которая привела с собой двух подружек. Эти если и подворовывали, то скорее из любопытства. Ну, там йогурт открыть и попробовать или в кастрюлю с едой доброй женщины залезть. Жаловаться особо на них не стоило, добрая женщина сама не без изъянов была, несколько чесночин она без спроса из холодильника позаимствовала, чтобы та еда в кастрюле вкуснее получилась.
Ок. Добрая женщина, когда пропажу ноутбука обнаружила, сразу Андреасу сказала.
- Oh, shit! – была реакция.
Женщина, уже недобрая, предложила мальчика – и остальной персонал - позвать для допроса с пристрастием, чтобы отрезать виновному чего за воровство согласно мусульманской традиции. Потому что странная кража какая-то получается. Ноут взяли, а фотоаппарат с телефоном оставили. Телефон на столе валялся, а камера в шкафу лежала, достаточно дверцу открыть.
- Кажется мне, - сказала женщина, - что вор тот, кто только про ноут знал. Поэтому остальное не тронуто. Или вор шибко неумный. Кто это может быть? Либо залетный, либо кто из нового персонала настучал, поскольку как раз последнюю неделю камеру я не использовала. А ноутбук мой все видели.
Су, доверительный работник Андреаса, съездил к мальчику домой, вернулся с новостью, что тот пропал, и друзья, где он, не знают. Андреас испугался крутого поворота и поспешил сообщить, что индонезийское уголовное право странное, и наказание за клевету куда страшнее, чем за что другое.
- Мы, - сказал Андреас, - в Германии говорим, что словом можно убить человека. Поэтому ты, добрая женщина, обвинять кого не торопись. Тем более меня, я то уж тут совсем не причем. В полицию обращаться трижды подумай. Я один раз в полицию заявил о краже, три часа там просидел, кучу бумажек заполнил, а потом от полицейских отделаться не мог. Вора так и не нашли, а полицейские приходили ко мне в бар, пива просили. Видимо, денег хотели.
Полиция

Добрая женщина подумала и сделала выбор из-за ноута со сломанной клавой и паскудным вирусом шумихи не поднимать. Андреас также сделал выбор - притвориться, что ничего не случилось и, если разговор в сторону пропавшего ноутбука уходил, делал все возможное, чтобы его свернуть.
Несколько дней прошло, и вернулся в отель француз Анри с женой. Анри туризм развивать собирается на соседнем острове, у Андреаса живет, поскольку недалеко. У Анри ноутбук, у жены его ноутбук плюс два жестких диска и три сотовых телефона. Анри свой ноутбук каждый вечер его на веранду вытаскивал, музыку слушал. Дальше рассказывать или история и так понятна? Не взяли ни ноубук жены, ни сумку с двумя хардами и иной компьютерной приблудой, ни три телефона. Взяли лишь ноут, который засветился. Пока Анри с женой на веранде у Андреаса до двух ночи сидел. Хотя добрая женщина без пятнадцати пять слышала шаги, ведущие от забора у моря мимо ее бунгало и дальше. Она фонариком посветила, но не было никого. Добрая женщина окно на всякий случай закрыла и спать опять легла.
- Андреас, - сказала добрая женщина утром, - я правильно Су поняла на предмет ноутбука Анри? Ты какого х.. позволяешь воровать на своей территории?
- Да, - сказал Андреас, - сколько можно. Я полицию вызвал. Днем приедут. Это уже чересчур. Полиция приедет, пошебуршит и, по крайней мере, на какое-то время воры притихнут. Сегодня не приедут, завтра утром. Детектива ждать надо. Настоящего. Который undercover, в смысле в штатском. Кстати, мальчика нашего в деревне видели. Но это я так, без обвинений, к слову пришлось.
История продолжилась тем же днем, когда в отель неожиданно вернулся постоялец, отсутствовавший месяц вместо заявленной Андреасу недели. Постоялец два мешка с вещами оставил по отъезде и сорок долларов долга. Андреас доброй женщине про сорок долларов не сказал, а она как-то пошутила, что если мировая война, и Андреасу придется в своем доме держать оборону, то консервов в мешке у постояльца хватит на пару месяцев.
Суп из акульих плавников

Постоялец вернулся, полез в мешок, а еды как не бывало. Оказалось, что Андреас, решив, что постоялец не вернется, открыл сумку и еду забрал. В качестве компенсации за неоплаченное бунгало. Хотя добрая женщина еще неделю назад Андреаса предупредила, что ждать постояльца нужно со дня на день, а еще две недели назад сказала, что история с пропажей на месяц нормальна, человек работает, такое уже было – обещал вернуться через две недели, вернулся через полтора месяца.
Постоялец спросил: «Какого х… ты в мешок полез? В чужой? Решил, что не вернусь? Спросить некого было?» Андреас начал глаза прятать, говорить что-то про голод после пары косячков с туристами. Что он, мол, проверял, не испортилась ли еда и все такое. Нервно пиво глотал, шутить пытался и на добрую женщину стрелки перевести, что не надо было про еду говорить. Она, так сказать, его к поступку нехорошему подтолкнула. И что во второй мешок он ни-ни не лазил, а вот добрая женщина на днях мешок открывала, он, Андреас, лично видел. Поэтому если что из второго мешка пропало, он, Андреас, нисколечко в этом не виноват.
Постоялец отошел через полчасика, сделал выбор из отеля не съезжать, тем более что некуда. Андреасу счет выставил – одна банка со свининой стоит как полдня оплаты за бунгало - и лекцию на сорок минут прочитал. Почему эти банки ему так дороги. Свинина-то черт с ней, она на Ломбоке куплена, а вот две банки с супами – НЗ, их постоялец еще с Австралии вез, если вдруг голод или с желудком от индонезийской еды чего приключится.
Суп из акульих плавников

Андреас всю лекцию извинялся, чтобы закончить ее поскорее, тем более что дети Андреаса рядом сидели и разговор этот слушали.
На следующий день приехал полицейский. Выслушал, записал, обещал с новостями вернуться на неделе. Записал, правда, не все. Только про ноутбук Анри. Поскольку добрая женщина спала, и Андреасом по какой-то причине было принято решение ее не будить. И у постояльца про ее ноут не спрашивать. Так про один ноут и заявил. Заплатил полицейскому, видимо, тоже за поиск одного ноута. Ибо только кажется, что полицейские помогают людям бесплатно. Бесплатный сыр, сами знаете, где только бывает.
Андреас после переговоров с детективом повеселел, сказал, что здесь, в Индонезии, полиция с бандитами рука об руку работают, там знают скупщиков краденых ноутбуков, поэтому поимка вора не за горами. И что наш мальчик пока главный подозреваемый.
- Он решил разрушить мой отель, - сказал Андреас, - не выйдет, не по-лу-чит-ся.
Здесь надо еще одно лирическое отступление сделать. В захолустье к кражам народ в принципе расположен. Не потому что по натуре ворье поганое, а потому что хорошей жизни хочется, а средств на нее нет. В Тавуне, километрах в пятнадцати от захолустья, несколько лет назад австралиец бар открыл. Настоящий, с алкоголем и проститутками. Не проходило и вечера, как пацаны захолустные там рупии не оставляли. Когда рупии кончились, стали друг у друга подворовывать, куртку там, еще чего из хозяйственного барахла – потому что дорогих вещей в захолустье раз два и обчелся. Уровень преступности за несколько недель взлетел выше ломбокской горы Ринджани (о ней ЗДЕСЬ).
Народ деревенский возмутился и бар спалил. Кражи прекратились.
Воруют тогда, когда с остальными источниками дохода нака приключается. Как сейчас. Сезон дождей, ямы и шахты для золотодобычи особо не нароешь, да и не полезешь в них. Сыро, грязно, оползень сойдет, так в яме и останешься. Доход снизился, но поездки увеселительные в туристический район Сенгиги (о нем ЗДЕСЬ) ведь никто не отменял. И дом недостроенный достраивать надо.
Ломбок. Сасакский дом

А деньги где? Денег нет.
Полицейский-то уехал, только странные вещи начали происходить на Андреасовой территории. Рано утром кто-то топтался на крыльце бунгало доброй женщины, оставив следы босых ног мелкого размера. Поздно вечером кто-то шарился в кустах – заросли, отгораживающей отель от моря. Ночью, как только в очередной раз вырубили электричество, мимо ее бунгало кто-то прошел – как выяснилось позже, отрезали провод электрический и лампочку, которая освещала пустое пространство между четырьмя бунгало и соседним поселением. Отрезали грамотно. Открыли щиток за первым бунгало, выключили, что надо, и потом уже взяли, что хотели. Как будто знали наверняка, что и где находится.
Андреас поутру разволновался, сказал, что все, хватит, игра принимает крутые обороты, он в Матарам поехал, заодно и с полицией переговорит. А добрая женщина добавила напутственно, что обороты уже не крутые, а возмутительные. Что он, Андреас, будет делать, если по причине отсутствия ноутбуков для кражи, кто-нибудь вломится к нему в дом с ножом? Или подожжет здесь чего? Может ловушку надо сделать, пригласить экспата с большим ноутом, засветить его, и в бунгало притаиться. Женщина ситуацию усугубила еще и потому, что тот, кто в кустах шарился, отличный обзор ее бунгало получил. В этом бунгало вечером при открытой двери постоялец в новый ноутбук доброй женщины программы устанавливал.
Андреас уехал, а Су, доверительный его помощник, свою игру начал. Он единственным незаменимым менеджером был, а тут вдруг еще одного наняли. Чтобы в две смены работать. Су разволновался, за место свое стал беспокоиться, вдруг неспроста это – появление второго менеджера. Придет утром Су на работу, а работы и нет. Что Су без работы и без денег делать будет?
Су, правда, никто заменить не сможет. Он единственный, кто в отеле действительно работает. Постоянно что-то делает, без напоминаний, по собственной инициативе. А второй менеджер все больше в беседке сидит с видом на море. Или с Андреасом разговоры разговаривает вечерами, для чего его, наверное, и наняли.
Андреас уехал не на один день, а на полнедели, сначала в полицию, затем на день рождения к приятелю. Су на второй день подошел к доброй женщине и сказал с серьезным видом – ты, добрая женщина, за вещами следи, если около бунгало кто топтаться будет, постояльцу звони, и окна закрой на ночь обязательно. Будем оборону держать. И вскользь заметил, что кражи-то начали, когда второй менеджер в отеле появился. Не было менеджера, не пропадало ничего.
Андреас вернулся с бо-о-ольшого похмелья, сказал, что новостей из полиции нет. И что это Индонезия, здесь быстро ничего не делают. Впрочем, не прошло и недели, как известие пришло от полицейского. Не от полицейского по ноутбукам, а от родственника Андреаса, полицейского детектива, которому Андреас двести долларов обещал за раскрытие кражи пива. Ведь пиво только сначала бутылками воровали. Как-то ночью, когда Андреас опять же с Анри на веранде сидел, из подсобного помещения за домом стащили шесть ящиков на общую сумму в четыре миллиона (четыреста долларов с копейками).
Полицейский деньги честно отработал и имя Андреасу назвал. Андреас еще раз с доброй женщиной переговорил, для поднятия уровня собственного мужества, набрался отваги и сказал, что сейчас действительно все. Что он отель может свой потерять так. Кто поедет в отель, где воруют. Ладно, воруют у хозяина, хозяин все стерпит. Но у постояльцев?! Они за полчаса объяву на туристических сайтах разместят – причем сказано было так «Анри на всех сайтах объяву разместит» - что в отеле у Андреаса селиться не стоит.
Добрая женщина хотела добавить, что она тоже объявы на сайтах размещать умеет. Но вместо этого поддержала выбор Андреаса – наконец, разобраться с ворьем и навести порядок. Андреас пару раз ударил себя кулаком в грудь и сказал, что встреча с вором пива уже практически назначена. И будет она проходить в присутствии родственника-полицейского. Вору придется либо убытки покрыть. Либо уже в полиции о своем будущем разговаривать. Которое в захолустье – если народ узнает и докажет, что именно ты вор – будет очень и очень безрадостное.
Так что начало иных выборов было положено. А добрая женщина тем временем на Бали отправилась. Продолжение может последует, а может и нет. В любом случае Андреас обещал сообщить, кто ноуты спер, если полиция виновных найдет.

UPD: Андреас сообщить-то обещал, но обещание не выполнил. На звонки и смски отвечал уклончиво или не отвечал вообще. Думаю, боялся. Вдруг я захочу чего. К ответственности привлечь или компенсацию в индо-рупиях. Поэтому история осталась незаконченной. Но и ладно.

P.S. Для тех, кто решится Андреаса навестить. Захолустье, то бишь деревни Пеланган и Пермуле. Там два отеля рядом. Дорогой и дешевый.
Дорогой Bola Bola Paradis (бронировать не надо, он всегда пустой), дешевый (и без сайта) Palm Beach Garden. В последнем бунгало в зависимости от количества дней проживания от 125 000 рупий.
 

Именно там Андреас хозяином работает. +62 818 -374753, бронировать обязательно. Завтрак не включен, при отеле ресторан (зачеркнуто), в смысле поесть на кухне приготовят, цены немецкого качества, за жареный рис 20 000 рупий. Качество еды так себе.
В Пелангане есть несколько едален, включая передвижные баксо-тележки. Одна на въезде, сразу за мостом. Там дешевле и качество еды чуть выше. Другие разбросаны направо и налево от дороги. Несколько дней перекантоваться вполне можно.
Если решите там пожить подольше, Андреас разрешает пользоваться кухней, но можно и с собой привезти горелку или кастрюлю электрическую. Продукты закупать на рынке в Пелангане.
Что в захолустье у Андреаса хорошо было – тихо. Что плохо – вода отвратительного качества и материальные ценности тырят. На момент моего отъезда жители наскребли денег на очередную мечеть, поэтому тихо у Андреаса больше не будет. Насчет потырить - думаю, тоже лучше не стало.
Любителям экстрима - велкам!"

P.S. от m_tsyganov: Да, судя по всему 20.000-й коммент состоится сегодня (на этот момент их 19.964), так что желающие получить обещанный приз (пост по заказу, но исключительно по Индонезии и рядом) могут напрячься… Не важно, комментируете вы этот пост или какой-то еще - следить буду по времени…

Tags: hotel, lombok, нас-радует
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments