Михаил Цыганов (m_tsyganov) wrote,
Михаил Цыганов
m_tsyganov

Category:

ОРАНГУТАНЫ-2: Рожденные… тупыми

"Поставьте перед шимпанзе десять проблем, и тот за полчаса решит шесть. Но на остальные не найдет ответа никогда. А вот орангутану для этого потребуется неделя, но он решит все до одной".
Смотритель зоопарка


Посвящается любителям слать непрошеные советы из Северного полушария в Южное, которые не знают, что для освобождения выросших в неволе диких животных (особенно приматов), необходим курс реабилитации. Но все равно "советуют". Весьма настоятельно… ;-)

Самый старый в Индонезии центр реабилитации орангутанов, который открылся еще в 1973 году, находился в заповеднике Букит-Лаванг (ПОДРОБНО) в провинции Северная Суматра. Такой восстановительный курс сроком от трех до пяти лет ставит целью вновь научить этих человекообразных обезьян, конфискованных у контрабандистов или прирученных, но оставшихся без присмотра, к жизни на воле.
Однако уже с 1996 года Букит-Лаванг более не используется в этом качестве. Выяснилось, что сколь бы успешной ни была реабилитация, все же орангутаны никогда не способны полностью вновь "одичать" и вернуться к нормальной жизни в лесу. И потому было решено открыть заповедник для посещения туристами, имеющими теперь уникальную возможность "пообщаться" с полудикими орангутанами.
Знакомьтесь - это Темара.

74.32 КБ

Highlights:
- orangutan survival
- orangutan rehabilitation


Так же, как и ее родители, она родилась и выросла в зоопарке австралийского города Перт. "Пертский зоопарк является мировым лидером в области размножения орангутанов в неволе: в результате начатой в 1970 году программы там родились уже 25 этих обезьян", - рассказал автору глава генерального директората защиты лесов и сохранения природы Арман Маллолонган.
С самого детства Темара не видела джунглей и не умеет добывать себе там пищу. Вместо деревьев домом ей служила клетка, а корм приносили служители зоопарка. И прежде чем оказаться на воле, Темаре придется пройти долгий курс реабилитации.
В прошлом году ей исполнилось 14 лет и ее привезли в похожий на Букит-Лаванг заповедник Букит-Тигапулу (в центральной части Суматры). Последнего дикого орангутана там видели в 1830 году, и сейчас все его население состоит из примерно пятидесяти выпущенных на волю обезьян и их потомства.
Именно среди подобных "умственно неполноценных" (выше уже говорилось, что те обезьяны, которые были воспитаны людьми, всегда оказываются намного "тупее" своих диких сородичей) и выпустят Темару. Специалисты считают необходимым обновить генофонд живущих в Букит-Тигапулу обезьян.

123.31 КБ

По словам Армана Маллолонгана, общаться с привезенной в Индонезию Темарой местным специалистам оказалось не просто. "Ведь раньше с ней говорили по-английски, а теперь - по-индонезийски", - пояснил он. Оказывается, орангутаны различают даже языки, на которых говорят люди. Вот только навык этот мало помогает выживанию на воле…
Реабилитация проводится теперь в Индонезии в нескольких центрах. В Северной Суматре возвращаемые в родную среду животные сначала проходят близ столицы провинции города Медан карантин и медицинский контроль (а при необходимости - и курс соответствующего лечения, ведь долго общающиеся с людьми орангутаны не только тупеют, но и заражаются другими человеческими болезнями), после чего их начинают заново обучать всему необходимому для жизни в джунглях. Потом их выпускают на волю, не лишая при этом ставшего уже привычным кормления. Однако "дармовой" рацион совершенно сознательно бывает весьма скуден: обычно в него входят только молоко и бананы. Делается это затем, чтобы побудить орангутанов самим добывать себе пропитание.
Этот единственный в Азии вид крупных приматов (все остальные живут в Африке) оказался сейчас перед лицом вполне реальной угрозы исчезновения с лица земли уже в ближайшие двадцать лет (или, как считают пессимисты – 5-10). Лишь за последнее десятилетие численность этих человекообразных обезьян сократилась наполовину, и сейчас в индонезийской части Калимантана и на Суматре живут, как полагают пессимисты, лишь около 14 тысяч этих приматов.

152.45 КБ

А по официальным оценкам генерального директората защиты лесов и сохранения природы это число составляет около 35 тысяч в заповедниках в индонезийской части острова Калимантан и всего семь тысяч на более плотно населенной Суматре.
Угроз для орангутанов много: это и незаконная рубка лесов, и вполне законная замена их плантациями, и лесные пожары. Как считает известный индонезийский эксперт Дви Мухтаман, страна ежегодно теряет два миллиона гектаров леса.
Но, пожалуй, самая страшная опасность – это браконьеры. Хотя вывоз и продажа орангутанов запрещены в соответствии с Конвенцией о международной торговле исчезающими видами флоры и фауны (CITES), это не останавливает преступников, которые превратили продажу редких животных в прибыльный бизнес. Ведь если в Индонезии детеныш орангутана стоит от десяти долларов (на месте поимки) до тысячи долларов (уже на Яве), то за пределами страны за него можно выручить до 50 тысяч долларов.
По оценкам международных организаций защитников окружающей среды только с Калимантана и только на Яву ежегодно незаконно привозится около тысячи орангутанов. Общий объем незаконной торговли животными только на трех "птичьих рынках" в Джакарте, утверждает индонезийская пресса, оценивается в миллионы долларов. Другим важнейшим транзитным пунктом нелегальной торговли редкими животными, в том числе, орангутанами, стал в последние годы всемирно известный курортный остров Бали.
Но самое страшное заключается в том, что, стремясь поймать детенышей, которых легче вывезти за границу (а для того, чтобы проделать последнее в "стране трех тысяч островов" достаточно иметь в своем распоряжении надувную лодку), браконьеры обычно убивают его мать. А потом, по пути, из каждых четырех похищенных маленьких обезьянок обычно гибнет не менее трех.

109.56 КБ

О масштабах подпольной торговли орангутанами можно судить и по достаточно частым – и намного более радостным известиям – об их возвращении.
Так, летом 2002 года в индонезийской провинции Восточный Калимантан были выпущены на волю сразу 30 этих животных, которые прошли курс реабилитации в специально созданном для этого в городе Баликпапан центре.
А летом 2006 года в Индонезию вернулись два орангутана из Вьетнама, которые были конфискованы там в частном зоопарке на юге страны.
Однако все рекорды побила затянувшаяся на несколько лет история с возвращением на родину 54 орангутанов из Таиланда.
Еще в 2003 году власти королевства конфисковали в частном Сафари-парке близ Бангкока более ста этих животных, которые были похищены в Индонезии и увезены в Таиланд, где их заставляли разыгрывать перед туристами боксерские бои. Владельцы, однако, вскоре смогли доказать, что больше половины были приобретены ими еще до 1992 года, когда правила торговли были устрожены, и вывоз орангутанов за границу стал незаконным.
Однако тут же встал вопрос: а куда именно следует вернуть остальных? Речь шла не просто о различиях между суматранскими и калимантанскими орангутанами, но и внутри этих видов: каждую из обезьян надо было направить именно в тот заповедник на этих двух гигантских островах, где они родились.
- Процесс возвращения орангутанов в их среду обитания непрост и требует серьезного подхода, - говорит антрополог из университета швейцарского города Цюрих профессор Карел фан Шайк.

105.89 КБ

Лесной полиции Таиланда пришлось провести сравнительные анализы ДНК, чтобы определить, из каких именно мест были похищены орангутаны. К тому же выяснилось, что семь из 54 незаконно приобретенных обезьян больны гепатитом или туберкулезом, и им пришлось остаться в королевстве – по крайней мере, временно. 

Tags: fauna, park
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments